Статья 177 гк рф

1. Сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

2. Сделка, совершенная гражданином, впоследствии признанным недееспособным, может быть признана судом недействительной по иску его опекуна, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.

Сделка, совершенная гражданином, впоследствии ограниченным в дееспособности вследствие психического расстройства, может быть признана судом недействительной по иску его попечителя, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими и другая сторона сделки знала или должна была знать об этом.

3. Если сделка признана недействительной на основании настоящей статьи, соответственно применяются правила, предусмотренные абзацами вторым и третьим пункта 1 статьи 171 настоящего Кодекса.

Комментарий к Ст. 177 ГК РФ

1. Комментируемая статья определяет два разных основания для признания недействительной сделки, совершенной гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими. Последствия недействительности в этих случаях одинаковы: как и в ст. ст. 172, 175, 176 ГК РФ, в комментируемой статье содержится отсылка к правилам, предусмотренным абзацами вторым и третьим п. 1 ст. 171 ГК РФ.

2. Пункт 1 ст. 177 ГК РФ, в отличие от п. 2, предусматривает возможность признания недействительной сделки, совершенной гражданином, чья дееспособность не была поставлена под сомнение. Необходимым условием оспаривания сделки является доказанность того, что в момент совершения сделки лицо находилось в таком состоянии, когда оно не было способно понимать значение своих действий или руководить ими. Причины указанного состояния могут быть различными: болезнь, алкогольное или наркотическое опьянение, стресс и проч. В судебной практике принято доказывать наличие такого состояния посредством заключения соответствующего медицинского учреждения . К числу причин, которые могут вызвать состояние, когда лицо не способно понимать значение своих действий или руководить ими, относят также гипноз .

———————————
См., например: Постановление ФАС Московского округа от 19 января 2006 г. N КГ-А40/13646-05.

См.: Хейфец Ф.С. Указ. соч. С. 111.

Важно отграничить этот состав недействительной сделки от состава сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы, а также сделки, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (ст. 179 ГК). В случаях, предусмотренных ст. 179 ГК РФ, наступают гораздо более неблагоприятные для другой стороны сделки последствия.

Право обратиться в суд с иском о признании недействительной сделки и применении последствий ее недействительности имеют как сам гражданин, не понимавший значения своих действий или не руководивший ими, так и иные лица, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

К примеру, А.Е., умершая 18 ноября 2001 г., имела в собственности квартиру в г. Москве. 16 июня 1999 г. она и М. заключили договор пожизненного содержания с иждивением, по которому А.Е. передала названную квартиру в собственность М.

А.О. обратился в суд с иском к М. о признании недействительным данного договора и признании за ним права собственности на квартиру. Иск обоснован тем, что А.Е. страдала тяжелым психическим заболеванием, состояла на учете в психоневрологическом диспансере, неоднократно проходила лечение в различных психиатрических больницах. При обращении к нотариусу с заявлением о принятии наследства после смерти А.Е. А.О. узнал об указанном выше договоре от 16 июня 1999 г. Этот договор, по мнению истца, является незаконным, так как А.Е. по своему психическому состоянию не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

М. иск не признал, ссылаясь, в частности, на пропуск А.О. годичного срока для обращения в суд с иском о признании оспоримой сделки недействительной.

Как отметил Верховный Суд РФ применительно к данному спору, с иском о признании сделки недействительной может обратиться гражданин, совершивший сделку, или правопреемник этого гражданина, в частности наследник, после смерти наследодателя .

———————————
Определение Верховного Суда РФ от 16 мая 2006 г. N 5-В06-25.

3. Пункт 2 комментируемой статьи допускает возможность оспаривания сделки, совершенной гражданином, впоследствии признанным недееспособным, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.

При этом право подачи иска о признании сделки недействительной и применении последствий ее недействительности третьим лицам не предоставлено. Такая возможность есть только у опекуна гражданина.

Это правило подверглось оспариванию в Конституционном Суде РФ. От имени продавца квартиры действовали по доверенности иные лица. Решением суда доверенность, а также заключенный на основании доверенности договор купли-продажи были признаны недействительными. Суд первой инстанции, руководствуясь в том числе положениями ст. 177 ГК РФ, исходил из того, что на момент оформления доверенности продавец страдал хроническим психическим расстройством, не мог понимать значение своих действий и руководить ими, а решением суда позже он был признан недееспособным. Покупательница обратилась в Конституционный Суд РФ с жалобой, утверждая, что положения ст. 177 ГК РФ нарушают ее конституционные права и свободы. Однако Конституционный Суд счел, что данные положения, как направленные на защиту определенной категории граждан, сами по себе не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права и свободы .

———————————
Определение Конституционного Суда РФ от 21 октября 2008 г. N 659-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Галимовой Фариды Габдуллахатовны на нарушение ее конституционных прав положениями пунктов 1 и 2 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 112, части первой статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и статьи 3 Федерального закона «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации».

Вместе с тем в рассматриваемой ситуации не решен вопрос о возможной защите прав и интересов добросовестного приобретателя, который, вступая в отношения с представителями стороны по договору, вряд ли знал или мог знать о наличии у продавца хронического психического расстройства и как следствие о возможной недействительности выданной им доверенности.

1. Сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

2. Сделка, совершенная гражданином, впоследствии признанным недееспособным, может быть признана судом недействительной по иску его опекуна, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.

Сделка, совершенная гражданином, впоследствии ограниченным в дееспособности вследствие психического расстройства, может быть признана судом недействительной по иску его попечителя, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими и другая сторона сделки знала или должна была знать об этом.

3. Если сделка признана недействительной на основании настоящей статьи, соответственно применяются правила, предусмотренные абзацами вторым и третьим пункта 1 статьи 171 настоящего Кодекса.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 177 ГК РФ

1. В соответствии с п. п. 1 и 2 комментируемой статьи сделка, совершенная гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими, является оспоримой, т.е. недействительной в силу признания ее таковой судом. При этом положения данных пунктов предусматривают различный порядок признания судом соответствующей сделки недействительной:

— в отношении сделки, совершенной гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, в п. 1 ст. 177 установлено, что такая сделка признается недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения. Как отмечено в Определении КС РФ от 19.10.2010 N 1271-О-О, этот пункт основан на необходимости учета действительной воли участников гражданских правоотношений;

— в отношении сделки, совершенной гражданином, впоследствии признанным недееспособным, в п. 2 статьи установлено, что такая сделка признается недействительной по иску его опекуна, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.

Причины того, что гражданин не понимает значения своих действий и не руководит ими, могут быть разными, но чаще всего это имеет место быть вследствие расстройства психики.

Правом обращения в суд с иском обладают сам гражданин, иные лица, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате совершения данной сделки.

2. ФЗ от 07.05.2013 N 100-ФЗ п. 2 комментируемой статьи дополняется положением, устанавливающим основание недействительности сделки, совершенной гражданином, впоследствии ограниченным в дееспособности вследствие психического расстройства. Такая сделка может быть признана судом недействительной по иску его попечителя, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими и другая сторона сделки знала или должна была знать об этом. Данное положение вводится с 02.03.2015.

3. В п. 3 комментируемой статьи определены последствия признания судом недействительной сделки, совершенной гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими, — в этом случае применяются правила, предусмотренные ст. 171 ГК РФ. Речь идет о следующих последствиях:

— каждая из сторон такой сделки обязана возвратить другой все полученное в натуре, а при невозможности возвратить полученное в натуре — возместить его стоимость (в том числе и в неденежной форме);

— дееспособная сторона обязана, кроме того, возместить другой стороне понесенный ею реальный ущерб, если дееспособная сторона знала или должна была знать о недееспособности другой стороны. Исходя из определения понятия «убытки», данного в п. 2 ст. 15 ГК РФ, реальный ущерб — это расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества.

4. Судебная практика:

— Определение КС РФ от 19.10.2010 N 1271-О-О;

— Постановление Пленума ВС РФ от 29.05.2012 N 9;

— Апелляционное определение Иркутского областного суда от 20.12.2013 по делу N 33-10390/13;

— Апелляционное определение Иркутского областного суда от 25.10.2013 по делу N 33-8690/13;

— Апелляционное определение Московского городского суда от 24.05.2013 по делу N 11-14095.

1. Сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

2. Сделка, совершенная гражданином, впоследствии признанным недееспособным, может быть признана судом недействительной по иску его опекуна, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.

Сделка, совершенная гражданином, впоследствии ограниченным в дееспособности вследствие психического расстройства, может быть признана судом недействительной по иску его попечителя, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими и другая сторона сделки знала или должна была знать об этом.

3. Если сделка признана недействительной на основании настоящей статьи, соответственно применяются правила, предусмотренные абзацами вторым и третьим пункта 1 статьи 171 настоящего Кодекса.

Комментарий к ст. 177 ГК РФ

1. Комментируемая статья распространяется на сделки дееспособных граждан, которые, однако, в момент совершения сделок не могли отдавать отчета в своих действиях и руководить ими. Данный вид недействительных сделок является традиционным для российского права (см. ст. 31 ГК 1922 г., ст. 56 ГК 1964 г.) и относится к числу сделок с пороками внутренней воли.

Основанием для признания сделки недействительной в данном случае выступает фактическая недееспособность (невменяемость) участника сделки. В отличие от юридической недееспособности, которая порочит все сделки недееспособного лица, фактическая недееспособность носит, как правило, временный характер и, соответственно, может служить основанием для признания недействительными лишь сделок, совершенных именно в тот временной момент, когда гражданин не мог отдавать отчета своим действиям или руководить ими. При этом достаточным признается наличие хотя бы одного из названных дефектов психики гражданина.

По смыслу закона ст. 177 подлежит расширительному толкованию и распространяет свое действие также на сделки лиц, обладающих частичной (ст. 26 ГК) и ограниченной (ст. 30 ГК) дееспособностью.

2. Причины, по которым гражданин при совершении сделки находился в невменяемом состоянии, юридического значения не имеют. Это может быть обусловлено как обстоятельствами, которые не могут быть поставлены ему в вину (психическое заболевание, сильная душевная травма, гипнотическое состояние и т.п.), так и обстоятельствами, которые зависели от самого гражданина (чрезмерное употребление алкоголя, прием наркотиков и т.п.). Этим комментируемая статья отличается от ст. 1078 ГК, посвященной ответственности за причинение вреда гражданином, не способным понимать значения своих действий.

3. Самым сложным моментом, с которым приходится сталкиваться при применении комментируемой статьи, является доказательство того, что гражданин в момент совершения сделки был фактически недееспособен. Наличие у него психического расстройства, иного заболевания или алкогольного опьянения сами по себе не могут служить доказательствами того, что в момент совершения сделки он не мог отдавать отчет в своих действиях или руководить ими. Как правило, недостаточными доказательствами признаются одни лишь свидетельские показания. По подобным делам, в частности делам, связанным с оспариванием завещаний, составленных лицами, не способными понимать значения своих действий или руководить ими, обычно назначается судебно-психиатрическая экспертиза, выводы которой далеко не всегда однозначны.

Поэтому решение должно приниматься судом с учетом всех фактических обстоятельств, к числу которых относятся все, что помогает понять, мог ли гражданин, отдающий отчет в своих действиях или способный руководить ими, совершить подобную сделку (учитывая ее характер, условия, в частности цену, личность контрагента и т.д.).

4. Пункт 2 комментируемой статьи посвящен сделкам лиц, которые на момент совершения сделки еще не были признаны недееспособными, но уже страдали психическим расстройством или слабоумием, что и послужило основанием для последующего лишения их дееспособности. В принципе на них распространяются общие правила ст. 177, с той лишь разницей, что иск об оспаривании сделки может быть заявлен не самим гражданином, а назначенным ему опекуном. В практическом плане в данном случае несколько облегчается процесс доказывания, поскольку опекун освобождается от необходимости доказывать наличие у своего подопечного психического заболевания или слабоумия. Тем не менее должно быть доказано, что фактическая недееспособность присутствовала при самом совершении сделки.

5. Лицами, уполномоченными на оспаривание сделки, являются сам гражданин и иные лица, чьи интересы оказались нарушенными в результате совершения сделки. Такими лицами могут быть члены семьи невменяемого лица, представляемый (если невменяемый выступал в качестве представителя), наследники по закону и любые другие лица, имеющие юридически значимый интерес в деле. Наличие данного интереса должно быть доказано лицами, предъявляющими иск о признании сделки недействительной.

Хотя в п. 2 ст. 177 в качестве уполномоченного на предъявление иска лица назван лишь опекун, назначенный гражданину, совершившему сделку в невменяемом состоянии и признанному впоследствии недееспособным, по смыслу закона подобный иск может быть предъявлен любым лицом, чьи интересы оказались нарушенными в результате совершения сделки.

6. Достаточно спорным является вопрос о том, допустимо ли применение комментируемой статьи к сделкам юридических лиц. Последние совершают сделки посредством своих органов (директоров, начальников, управляющих), в роли которых обычно выступают конкретные граждане. Если эти граждане в момент совершения сделки от имени юридического лица не отдавали отчет в своих действиях, налицо порок воли в сделке, что по общему правилу является основанием для признания сделки оспоримой, а не ничтожной.

Поэтому нет никаких препятствий для распространения правил, закрепленных ст. 177, на сделки юридических лиц с аналогичным пороком (п. 1 ст. 6 ГК).

7. Последствия признания сделки недействительной на основании ст. 177 сводятся к двусторонней реституции, а также к возложению на другую сторону обязанности по возмещению реального ущерба, причиненного невменяемому участнику сделки. Последнее, однако, возможно лишь в том случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала о невменяемости своего контрагента и воспользовалась этим обстоятельством.

Судебная практика по статье 177 ГК РФ

По мнению заявителя, указанное положение пункта 2 статьи 177 ГК Российской Федерации не соответствует статьям 35 (части 1 и 4) и 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации в той мере, в какой оно предоставляет право оспорить сделку, совершенную гражданином, впоследствии признанным недееспособным, — при соблюдении соответствующих условий — только его опекуну и исключает иные возможные инструменты защиты.

1. Решением суда общей юрисдикции было отказано в удовлетворении требования гражданки О.Н. Хрущевой — супруги наследодателя — к матери наследодателя, ее представителю и нотариусу о признании доверенности недействительной. Суд указал, что заявительница не является стороной сделки, а потому не наделена правом на ее оспаривание в соответствии со статьей 177 ГК Российской Федерации.

Исследовав и оценив по правилам статьи 71 АПК РФ представленные доказательства, руководствуясь статьями 166, 177, 181.2 — 181.5 Гражданского кодекса Российской Федерации, положениями Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», а также учтя вступившие в законную силу судебные акты по делу N А32-20463/2016 и заключение эксперта от 02.10.2017 N 2017/09-167П, составленное по результатам проведенной почерковедческой экспертизы, суды правомерно отказали в удовлетворении заявленных требований, придя к выводам, что истцом не доказано его нахождение в момент собственноручного подписания оспариваемых документов в состоянии, в котором он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.

Суды первой и апелляционной инстанций, исследовав и оценив по правилам статьи 71 АПК РФ представленные в материалы дела доказательства, руководствуясь статьями 198, 200 АПК РФ, Федеральным конституционным законом от 21.03.2014 N 6-ФКЗ «О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов — Республики Крым и города федерального значения Севастополя», статьями 130, 131 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 39.36 Земельного кодекса Российской Федерации, статьями 11, 177, 181, 328, 331 Гражданского кодекса Украины, статьями 2, 10 Федерального закона от 28.12.2009 N 381-ФЗ «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации» (далее — Закон N 381-ФЗ), статьей 13 Закона Республики Крым от 31.07.2014 N 38-ЗРК «Об особенностях регулирования имущественных и земельных отношений на территории Республики Крым», Порядком принятия в эксплуатацию законченных строительством объектов, утвержденным постановлением Кабинета Министров Украины от 08.10.2008 N 923, пришли к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требований предпринимателя.

настоящий иск, направленный в суд 03.11.2017, основан на положениях пункта 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Решением Арбитражного суда города Москвы от 16.11.2017, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 21.02.2018 и постановлением Арбитражного суда московского округа от 31.05.2018, в иске отказано.

Придя к выводу о нарушении судом первой инстанции предписаний статей 56, 57, 157, 195, 196 и 198 ГПК Российской Федерации при рассмотрении отдельных исковых требований, судебная коллегия по гражданским делам Тульского областного суда апелляционным определением от 15 мая 2017 года указанное решение Советского районного суда города Тулы — в части признания завещания недействительным в части распоряжения 1/2 долей в праве собственности на жилой дом и в части отказа в признании за М.Н. Новиковой и ее несовершеннолетними детьми права общей долевой собственности на земельный участок и жилой дом в порядке наследования по закону — отменила и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, а в части отказа в удовлетворении исковых требований о признании завещания недействительным по основаниям, предусмотренным пунктом 1 статьи 177 ГК Российской Федерации, — оставила без изменения.

Пунктом 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Согласно пункту 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

При этом в пункте 3 данного согласия указано, что содержание статей 177 — 179 Гражданского кодекса Российской Федерации Близниченко В.И. разъяснено, в связи с чем им заявлено, что настоящее согласие он дает добровольно, понимает значение своих действий, руководит ими, не признан ограниченно или недееспособным, также нотариусом ему разъяснено содержание ст. ст. 217, 218 Гражданского кодекса Российской Федерации. Также указано, что текст согласия нотариусом прочитан вслух и соответствует волеизъявлению истца.

В соответствии с пунктом 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации (здесь и далее статьи Гражданского кодекса Российской Федерации приведены в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных отношений) сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Принимая обжалуемые судебные акты, суды первой и апелляционной инстанции, руководствуясь положениями статей 1, 10, 166, 168, 177, 181.4, 432 Гражданского кодекса Российской Федерации, Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», установили, что обстоятельства, существовавшие во время принятия решения N 6 от 22.09.2014 г., а также последовавшие после его принятия, свидетельствуют о том, что истец имел намерение принять указанное решение, его волеизъявление было направлено на возникновение последствий, соответствующих принятому решению, по включению Гурина С.Е. в состав участников общества, истец руководил своими действиями, однако впоследствии посчитал, что решение принято ошибочно.

Источники: http://stgkrf.ru/177, http://www.zakonrf.info/gk/177/, http://gkrfkod.ru/statja-177/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *